azidoz: (Default)
Я очень традиционный человек. Я живу так как жили мои родители, а до них их родители. Я как негр-банту, знаю где хорошая вода, что одеть к сбору урожая и ношу традиционную одежду моего клана. Ничего не меняется.

Я закончил институт, я много читаю и у меня двое детей. Летом я езжу к морю, а живу в двухкомнатной квартире. На новый год я ставлю елку и кладу под нее подарки для детей. Они послушно верят, что подарки положил Дед Мороз.

На праздники мы с друзьями выпиваем, сидя в чистых рубашках за длинным столом. Мы кушаем шубу и оливье. В духовке доходит утка с яблоками. Примерно все вокруг уже обзавелись дачами и автомобилями.

Иногда в нашем доме раздаются крики — это мы ссоримся, закрывшись от детей на кухне. После, ночью, дети тихо приходят к нам в комнату и говорят что им страшно и просят полежать рядом.

У нас есть телевизор, холодильник, собака и библиотека в которой Есенин соседствует с Кафкой. На стене висят часы. Весной я съезжу на могилы бабушек и дедушек, а летом поклею новые обои в коридоре. Время стало. Все уже было и будет опять. Даже эти размышления уже были.

Я не стал международным авантюристом и к вечеру меня не ждет автомобиль в аэропорту Шарля де Голля. Я не стал известным артистом и меня не ждут вечером на пресс-конференции. Я даже не стал просто богатым человеком и живу точно как мои родители, считая копейки от получки до получки.

Я очень традиционный человек.

1

Sep. 15th, 2010 02:28 pm
azidoz: (Default)
Когда я вышел из кинотеатра, было ровно семь часов вечера. До начала смены оставался час.
-Зайду в Корабль, - подумал я. От кинотеатра до Корабля было пол-минуты неторопливым шагом. Точнее, Корабль находился за спиной у кинотеатра, в его техническом подвале. Погода была плохая — дул сырой, темный ветер, листья с деревьев почти все облетели и потеряв свое желто-красное очарование, мокрыми, серыми кучами лежали у бровок. Фонари горели через один, прохожих было мало.
>>>>>>>>>>> )

Ключ

Feb. 3rd, 2010 01:07 pm
azidoz: (Default)
Лет двадцать пять назад я получил свой первый ключ. Он был от дверей родительского дома. Длинный и худой как глиста — от ригельного замка. Мама его торжественно привязала на черный шнурок, выдернутый из старого кеда, а шнурок повесила мне на шею.
>>>>>>>>>>> )
azidoz: (Default)
Кошкин не был плохим человеком. Наоборот — человеком он был скорее хорошим. Таким себе непонятным, но в общем хорошим человеком. У Кошкина были две заметных особых приметы. Первая примета была физического свойства. Когда маленького Кошкина акушерка тянула щипцами из мамы-Кошкиной, то повредила ему лицевой нерв. Поэтому угол (который ближе к уху) правого глаза Кошкина частично закрывал глаз. Из-за этого Кошкин имел пиратский вид. Его лицо при этом оставалось добрым, ведь как я уже сказал, человеком Кошкин был неплохим.

>>>>>>>>>>> )
azidoz: (Default)
Люди реагируют на простые истории рассказанные простым языком.

Человек написавший что-то вроде:
"Мир по ту сторону стекла, от чего я все меньше близок к социуму и его проблемам. Я отдаляюсь и становлюсь таким странным, не мирским, отшельником, прикрывающимся ладонью от проблем. Зато столько доброты для людей во мне. Такой период."
обречен разговаривать с самим собой. Он никогда и никем не будет услышан.

Слова же вроде этих:
"Выносил я как-то мусорный бак. Замерз. Опрокинул его метра за три до помойки. Минут через пятнадцать к нам явился дворник. Устроил скандал. Выяснилось, что он по мусору легко устанавливает жильца и номер квартиры. В любой работе есть место творчеству."
остаются с нами навсегда.

Дело ведь не только в интонациях, очень важен и смысл рассказа.
И еще. Старайтесь писать грамотно. Никто и никогда не будет воспринимать серьезно человека путающегося в падежах. Так что если хотите сказать людям что-то важное, имейте на столе словарь. Никто не станет продираться через ваши ошибки ради того только чтобы услышать "не правдабодобно сиръезную" мысль. Да, девченки?

И проще будьте. Будьте же проще!
azidoz: (Default)
У меня есть знакомый, которого я про себя называю специалистом по массовым акциям.

Довольно давно, еще будучи мужчиной неженатым, он придумал изящный и красивый способ знакомства с телочками (может и не придумал, а подсмотрел у кого, не знаю). Идет он себе по Крещатику, вдоль "стометровки", и всем красивым одиноким девушкам говорит: — Будешь водку пить? — Вроде тупо, да? Но нет. Таким образом просеивая большую массу девушек, он четко определяет кандидатку "на присунуть".

Потому-что если девушка говорит "да", то это значит что она готова к приключениям, быстро идет на контакт и в конце концов он ей не неприятен — ведь не сядешь же по доброй воле водку пить с неприятным человеком. Ото всего этого до "присунуть", полшага, вы ж понимаете.

А еще раньше, когда мы были студентами, он меня "задерживал". Так мы бесплатно проходили в метро. Причем, было прикольно не просто сэкономить 5 копеек, а вовлечь в свою игру как можно большую массу людей, хотя бы даже и как зрителей.

Он заламывал мне руку до затылка и шипел над поднятым воротом коричневой кожанной куртки: — Уполномоченный Сидоров, ррразойдись. И люди не расходились — они брызгали в разные стороны, как говно от кирпича. Тетенька у турникета аж привставала от почтительности, когда мы боком, напоминая тесного, потного краба, протискивались мимо.

Сегодняшняя встреча принесла мне много радости. Рассказываю диспозицию. Пешеходный переход у "Разумной дытыны" на Бессарабке на сорок секунд останавливает шесть рядов машин. Мы с ним переходим дорогу. И вот Сидор в начале перехода очень небрежным и плавным движением достает из кармана левую руку и пока мы идем, показывает всем автолюбителям звонкий фак. Так, не пряча руки, он проходит дорогу во всю ширину.

Все шесть водил как по команде тоже показали Сидору фак, но выйти никто конечно не вышел. Во первых
дождь и противно, а во вторых точилу на перекрестке-то не бросишь.

Да, Сидор, кстати, здоровый мужик. Огромный просто.
azidoz: (Default)
Испытываю отвращение к пластмассовым новогодним игрушкам.

Старыми, стекляными можно было сильно порезаться, они бились, осколки потом пол-года валялись по квартире и своими крошечными, сияющими кусочками ранили гостям пятки. Порезы от этого тонкого, изогнутого стекла очень болезненны, долго заживают, они глубокие, как новогоднее похмелье. Вы помните, их правда?

Но в этой опасности есть невероятная красота. Вот берешь домик с заснеженной крышей, с желтеньким окошком, зелеными стеночками. На вид он гораздо тяжелее, а берешь в руку — пушиночка. Чуть сильнее сожми пальцы и проломишь стенку, а палец мгновенно окрасится алым. Хранить такие игрушки приходилось в вате, коробку в канун Нового года доставали затаив дыхание, удивительно, но стекло хранило запах прошлогодней хвои. Стеклянные новогодние игрушки это как красивая женщина — одновременно хрупкая, опасная и пустая внутри.

Теперь приходя в магазин в канун НГ я понимаю что меня, кажется, наебали даже здесь. Вместо благородного, опасного стекла плебейская пластмасса, краска с которой начала облазить уже в магазине, еще до моего прихода. Тяжелая, паршивая, дешевая с заусенцами пластмасса. Это как на работу первого января. Это как сигарета из чабреца или как телка, у которой в трусах вместо ожидаемого сочного текущего персика маленький, вялый, немытый хуй.

Когда я говорю что скучаю за Совком, я имею в ввиду именно их. Сверкающие, опасные, дорогие елочные игрушки из стекла.
azidoz: (Default)
-Вот, - сказал он. -Оно твое.
Она смотрела растерянно.
-Бери, чего ты? Ты же его хотела? Вот оно. На.
Он почти жестко схватил ее за руку и вложил подарок в неподатливую, закаменевшую кисть.
Уголки ее тонкого рта начали дрожать, она долгой тонкой струйкой выпустила вздох.
Он стоял напротив, сутулый, седоватый, ничем не примечательный, стареющий — пустой.
Она — тонкая, струящаяся, молодая.
- А как же жена, дети? Что ты им скажешь?
Он посмотрел исподолбья.
- Да они даже не заметят наверное. Ну, прощай - он глянул на часики с потресканным стеклом.
- Мне на электричку пора.
azidoz: (Default)
— Мы давно уже превратились не в миф даже, а в сказку. Люди перестали верить в нас тысячу лет назад, а последнего очевидца мы приковали цепями к скале.
— А как же братья? Они же так точно все описали, все разложили по полочкам. Они ведь своей смертью умерли. Разве нет?
— А-а-а... Забудь о них. Они же были бесноватые, братья эти. Тоже мне, отцы современной немецкой грамматики.. Да кто им верил-то? Вся улица их совершенно сумасшедшими считала.
— Но парни, я же не специально вас нашел! Не делайте этого, у меня же семья, дети...
— Да брось, хватит скулить! - Смехотун занес иззубренный топор. Чувствительный Заводила отвернулся. - Пора бы уж попривыкнуть за столько лет, - толкнул его локтем в бок Раззява.

Все семеро тихо стояли вокруг Саши.

— Ладно. Стыдун, Раззява, Сопляк, забирайте его. Сплюн, Ворчун — уберите здесь все. Заводила — со мной. — Смехотун поправил зеленый, траченный молью кафтан.

У раковины, полной немытой посуды, сгущались вечерние тени. Капала вода. У соседей за стеной звонил телефон.
azidoz: (Default)
Есть некий город, в котором появляется очень красивый юноша, полный талантами. Он образован, умен, знает языки, экономику и артистично двигается. Он элегантен и на нем прекрасно сидит любая одежда. А из одежды он предпочитает легкие и дорогие костюмы. И так получается, что скоро его замечают отцы города и в конце-концов он попадает в ближайшее окружение мера.

Меру нужны такие люди, они производят благоприятное впечатление на электорат, сами на власть не предентуют и очень помогают своей образованностью в ежедневной работе. Простым людям давно понятно, что мер города жулик и пройдоха. Юноша же этого не видит, так как чист душой и склонен видеть в людях только хорошее. И вот он ездит с мером и его свитой по городу и замечает, что творится нечто неладное. Бедные с каждым днем становятся все беднее, богатые богатеют, а деньги отпущенные на ремонт дорог и прокорм сирот, идут в карманы мера, его окружения, а также расходуются на бани с девочками и дурманных алкогольных жаб, привезенных с другого края мира.

>>>>>>>>>>> )
azidoz: (Default)
- Я, -грит, -ваабще агурчики закрываю как..

Я вапервых никада не закрываю их пожже первой палналунной недели. Патом беру вседа их у мужиков, на Бессарабке, ну а какжже, небольшие такие беру, сантИметров по восемь, примерна. И шоб с пупыг уже цветки поотвалились, это обязательно, но не пожже середины июля. Шоб стояли они два года. Как минемум.

Потом я банки пастеризую сухим паром, шоб не того, ну вы ж понимаете. А потом уж обвариваю агурцы в кипятке, тока не крутом, а шоб он минут пять пастаял. Ну и шо? Ну и все! Кидаю, карочи, две стВоловых ложки сахару на трехлетровую банку, тока не нашего, свекольнога, а с Кубы, жэлтого, шоб он настаивал на себе пупыги, вот. И лист лавровый, и корень дубовый и чуток этога, ну карочи.. Вова, он када супа с гароха паест, он на другой день срет таким, эта, желтым и карочи, сильным таким. Вот я гамна этаго и лажу кусочек в агурцы.

Тут, оснавное не переборщить, ато будет суп с гамна у вас, девки. Токой дето кусочек с половинку мизинечнаго ногтя надо кидать. Тока не его мезинца, а вашего. Вооооооот....

Не, ну а ты думала, агурцы саленые сами па себе такие вот вкусные вот делюцца!? Да? Пизда!!!

Такой вот вкратце разговор был недавно мною услышан. Когда я вышел на кухню, я увидел трехлитровую банку огурцов, стоящую нак подоконнике. Огурцы явно были собраны в новолуние, у них присутствовали июльские пупыги и все они, слышите, ВСЕ!, ростом были не более восьми сантиметров. На желтой этикетке было начертано: ФУРШЕТ.

- Кусочек Володиного гамна, говорите, - сказал я закуривая и нежно, очень плавно, свернул банку на пол.

Как ни странно, на звук бьющегося стекла никто не пришел. Я покурил на кухне еще какое-то время и вышел никем не замеченный во двор, где стояла и до сих пор стоит автомойка. Стоит она конечно, при условии, что никто не догадается добавить в мыльный растовор Володиного гамна.
azidoz: (Default)
Мы не общаемся уже трое суток. Нас не привыкли видеть порознь и когда люди видят меня без нее, они спрашивают: - Ты что, бросил ее? А что.., а почему.. - путаются они в вопросах, не смея до конца вытащить жесткие их окончания на свет божий.

В этом году стукнуло 20 лет, как мы познакомились. Сначала наши отношения были легки и беззаботны, они приносили радость и мне и ей. Но со временем я стал замечать, что мне тяжело обходиться без нее. Она стала необходимей воздуха, с ней я просыпался и не ложился спать не попрощавшись с ней как следует. Зная о том, что мне она нужнее, чем я ей, она начала варить воду. Она стала повышать голос. Она начала наступать мне на грудь. Предвкушая свидание с ней, я также готовился и к мукам, которые принесут первые несколько минут общения. Потом, правда все становилось на свои места, но с каждым днем все мучительней и мучительней стало бегать к ней на свидания, да и просто бегать. Каждая встреча словно забивала в меня по гвоздю.

Я свел наши свидания к минимуму, но это ничего не дало. - Или будь со мной всецело, или убирайся! - презрительно кривя тонкие губы, шептала она, распространяя дурманящий запах. Я пробовал ее оставить, делал очень серьезные попытки, клянусь. Но у меня ничего не выходило. - Слабак, - усмехалась она, встряхивала пышными волосами и мы шли гулять.

И вот мы не видимся трое суток. Я сильный. Я докажу ей это.
azidoz: (Default)
Выходя из "Пузатой хаты" на Контрактовой, наблюдал отличную картину.
Два колоритнейший гопника с шмарой, заходя в заведение попытались оттолкать некоего мулата обратно в зал, хотя все воспитанные люди знают, что из помещения сначала выпускают тех, кто там уже был, а после заходят сами.

Пацаны были словно с картинки. Расстегнутые до предпоследней пуговицы рубахи, у одного барсетка, у второго золотой образок на цепи, косые пегие челки, здоровые блин, бугаи не спортзальной силой, а такой - от сохи. Девка, как положено, ярко накрашена, одета в что-то рвотно-соблазнительное, типа леопардовых лосин. Такая в общем стремная троица. Причем не бандиты вроде, а, скажем, точку на рынке держат. Где-то в Житомире. Но спуску слабому не дадут. И сами всех на эту слабину все время пробивают - когда идут, девчонок с парнями в упор разглядывают, косо улыбаются. Короче, зацепи их только.

Ну и вот не пускают они какого-то беднягу выйти, стоят гыгыкают, грудью его обратно в двери проталкивают. Все вокруг делают вид, конечно, что резко никуда не спешат - стоят терпеливые.

У мулата тонкое лицо, хорошие очки, но видно зацепила его жизнь тут как следует - у него и барсетка и крест золотой на шее тоже! Мобилка дорогая в руке, а не в сумке, как у всех цивилизованных людей. Еще тот, короче, мулат. Но пацаны всех этих тончаков заметить не успевают. Из-за сверх-короткой дистанции они на успевают также заценить огромные шоколадные "банки", что буквально рвут рукава майки и чудовищную грудную клетку метра в полтора в обхвате.

Мулат, выяснив, за эти полторы секунды, что ему не пройти, вдруг говорит им на ломанном, но вполне понятном русском языке: - я тебья щьяс разорву к ебеньей матьери, гнида подпарашная. И пацаны отступают, а Шоко-Мен проходит.

Блин, до чего же приятно иногда видеть, как добро, без единого выстрела, побеждает зло. Даже если зло с тобой однокоренное, а добро совершенно чуждое.
azidoz: (Default)
В этом году исполняется 20 лет с дня того, как я почуствовал неостановимость времени.

Когда мне было 14 лет, я работал копателем в археологической партии в селе Королево, Хустского района. И с нами в партии работали три друга - второкурсника ПТУ. Они были горды собой и получаемой профессией. Специальность их называлась "Опрератор станков с ЧПУ". Кто не в теме, объясню. Станок с числовым программным управлением это фрезерный или токарный станок присоединенный к примитивному компьютеру. Ты болванку нужного размера только зажимаешь, а дальше тыкаешь в кнопочки на пульте и станок, типа, все сам делает.

Ну и ребзя эти отмечали день рождения одного из них. И меня так сильно поразила радость именинника, его пьяное счастье. Я вдруг ясно понял, какой он мудила и как сильно он ошибается. - Чего он скачет, как муфлон по поляне, - думал я, наблюдая его дикие прыжки. Ему ж на шаг ближе к концу. Почему он не стремится задержать, притормозить минуту хотя бы. И у меня был очень большой приход счастья в этот момент, потому что я вдруг понял, что на целых два года младше его и мне дальше чем ему шагать еще по дороге.

Интересно, хоть кто-то это все читает?
azidoz: (Default)
Майор, заспанный и недовольный, быстрым шагом вошел в отделение.
– Дежурный! Ну, где этот ваш марсианин?
У обезьянника, прислонившись к стене, как-то сиротливо курили два сержанта. Курили молча, опершись о стену здоровыми своими плечами, опустив головы. Когда Майор проходил мимо, один из сержантов поднял голову и что-то буркнул себе под нос.
Судя по всему, это был патруль ППС, который доставил в отделение необычного задержанного, ради которого и подняли ночью с постели Майора.
-> )
azidoz: (Default)
Никто никогда не кинет вам такую подляну, как близкий друг. Это факт проверенный и вам совершенно известный. Но подляна не всегда бывает такой, как бы это сказать поточнее, концентрированной, сформированной. Чаще всего ты разговариваешь с человеком, выпиваешь с ним, разговоры разные разговариваешь, а потом вдруг - хлоп! И наступает секундное, как вспышка Canon E550 прозрение.

Словно на ладони ты видишь что ты-то его считал другом, а он просто держал тебя для коллекции - вынимал, когда хотел, выжимал из тебя интересное и забывал до срока. И повторял эту историю много-много раз.

- Что там у тебя, браток!? Что случилось? - Подлетает к тебе с раздувающимися ноздрями в самые пасмурные моменты "друг". - Так, так... Ну да, ну да.. А она что?.. А ты?..

И ты, битый уже сто раз жизнью долбоеб, обрадованный этим вниманием, участием, вываливаешь ему почти все, поверив в искренние интонации.

Но самое хуевое, самое противное, наступает позже. Оно наступает тогда, когда твой друг, под влиянием скверного настроения или собственных жизненных неурядиц или того, что Сатурн находится в созвездии Тельца, или для собственного мелкого чего-то, что не дает ему покоя вот уже год или два, вдруг наносит меткий удар. Удар не смертелен, но очень болезнен. Наносит он его тогда, конечно, когда ты с открытым брюшком лежишь на его плече и ваши алкогольные пары смешиваются с запахом твоих горестей. Причем уж он то знает точно, когда и куда.

Раньше я полагал, что для возникновения неприятностей в отношениях с друзьями, нужно совершить что-то серьезное, ну например с девушкой друга переспать или послать нахуй его маму. Но нет, оказывается иногда вполне хватает закричать в компании - Ооооо! Ебанаврот! А вот и Вася пришел! - чуть тише, чем остальные участники застолья.
azidoz: (Default)
- Вот, -гордо сказала соседка моей маме, широким жестом обводя новую мебель в своей гостинной.
- Вы не думайте, Милочка, дело же не только в мебели, мы и это, ну, того, и с культурой на "ты", так сказать. Здесь у меня вот, например, весь Толстой собран. Аэлита, Князь Серебряный, Война и Мир..
azidoz: (Default)
У моего близкого друга отец строгих правил. Он военный в отставке. Садясь за стол, папа всегда находит вилку слева, а нож справа. В ожидаемых, понимаешь, местах. Так вот, когда папа решает, что в квартире грязно и пора устроить приборку, он на пыльном 29-дюймовом экране черного тринитрона размашисто пишет слово "ХУЙ" и с чувством выполненного долга садится в кресло с газетой ждать, когда "мать" среагирует.

А в моем доме поселился ничем не примечательный мужик. Он меня беспокоит - после него в лифте сильно пахнет большим, добрым, жвачным животным. Это смесь запахов длинной, свалявшейся шерсти, молока и хлеба. Я предполагаю, что так может пахнуть як. Человек-овца вернулся?
azidoz: (Default)
Эта девушка была очень и очень странной. Откуда-то приезжая, высокая, чуть сутулая, она казалась неловким, большим ребенком. У нее были светлые волосы и прозрачные глаза. Ее всегда видели только в джинсах и никогда в юбке или шортах. Одежда, которую он носила, выглядела купленной в секонд-хенде. Она похоже не гладила свою одежду. Эта девушка всегда была немного примятой, прибитой какой-то.

эротические переживания )
azidoz: (Default)
Как представители аграрной нации мы уделяем мало внимания культуре еды, но зато много его уделяем отдельным продуктам. Помните, как в каждом кафе и в каждой забегаловке в качестве пепельницы стояла полкилограммовая банка из под кофе Нескафе? Нестле тогда сбил нации целку с мозга, переведя продукт "кофе" из "городского" в "общедоступное" состояние.

Черти, которые учились в начале 90-х со мной в институте, разговаривая по таксофону с родными деревнями, с придыханием, но очень важно рассказывали потрясенным собеседникам на другом конце провода: "шо они кажное утро пют кофэ, потомушо этош город, ну да, ну да, ну а шо вы думали и вапще они могут пить кофэ теперь када захочут". И то ли случайно так вышло, то ли это такое у Нестле было гениальное прозрение, но вдруг для того, чтобы ощутить себя "городским", коснуться другой, красивой и беззаботной жизни, вдруг перестало быть нужным совершать тяжелый и непонятный танец пчелы - выбирать кофе, молоть его, заваривать. Все стало просто - насыпал ложку напитка, пизданул кипяточка и вот ты уже пьеш "кофэ" - причащаешься.

И пили кофе, пили так, что глаза на лоб лезли. Буквально вместо воды, даже чаще. С каждой сигаретой, с каждым разговором. По 10-12 чашек в день выпивали.

Со временем, как и все новое, растворимый "город" перешел в разряд привычного, но на его место тут же полезли другие продукты и напитки. Свято место - вы в курсе. В меню очень разных мест, как генделыков, так и очень приличных и недешевых, вдруг, разом появились "грибы". Шампиньоны, как я понимаю и приравненные к ним поганки.
Беру меню в заведении, читаю: Суп охотничий, грибной, рис с овощами и грибами, мясо "по-французски", с грибами естественно, салат просто "Грибок", шампиньоны-гриль и жульен. Пиздец. Если кто не расслышал, это - ПИЗДЕЦ!!!!! - У вас чая с грибами нету? - спрашиваю. Горькую мою шутку не поняли, глянули сверху-искоса и свысока, обслужили быстро, на чай не взяли.

Объяснения этому я не вижу. Могу только предположить, почему консервированная кукуруза, майонез, крабовые палочки и грибы вошли в нашу жизнь по самую шляпку. Деревня, она и есть деревня. И продукты, которые попадают в разряд доступных "деликатесов", которых никто никогда раньше в деревне не видел, становятся стандартом. Самое удивительное, что люди не обжираются ими. Раз начав, они послушно потребляют их год за годом, забросив книги о вкусной и здоровой пище.

Я уверен, что если б мы в детстве не обожрались прибалтийскими шпротами, сейчас в кабаках подавали бы шпротный паштет, салат со шпротами и суп из шпрот. И еще: Я БЛЯТЬ, ХОЧУ ЧИСТОГО БЕЛОГО РИСА БЕЗ ОВОЩЕЙ! Видел кто-то такой в киевских фастфудах?
Page generated Sep. 20th, 2017 03:55 am
Powered by Dreamwidth Studios