azidoz: (Default)
Для всех, кто еще не прочитал Медсестру, Алеша-свет-[livejournal.com profile] skleros, ее начитал.
Кто местный, схватить здесь: http://www.ex.ua/view/6039212
Кто не отседова, тут: http://rapidshare.com/files/454946897/MEDSESTRA_Folder.zip

Слушаю и думаю: – Ну что за охуенный чувак написал-то, а.

UPD: а озвучивал-то что за красавчик!
azidoz: (Default)


Как именно происходили мои роды я не помню, но сопоставив факты, будучи уже в сознательном возрасте, понял, что родила меня мама поздно — в 35 лет.

Ребенком я рос хилым. Родители, сколько возможно долго держали меня «в вате», но в семь лет я, как и все советские дети, пошел в школу. Школа была совершенно беспощадна к слабому мальчику с «очень богатой», как говорили учителя, фантазией. Физкультура, продленка, столовское питание и одноклассники — по большей части отпрыски пролетарских семей — не давали мне возможности жить той жизнью, какой должен жить семилетний мальчик.

Отсутствие школьных друзей компенсировала моя богатая, как я уже упоминал, фантазия. Я бесконечно придумывал себе каких-то могущественных товарищей и родственников, разные похождения и приключения. Все это я важно рассказывал своим одноклассникам. Они внимали не дыша. Так прошел первый класс.

Ко второму классу, однако, я не сумел предъявить ни одного доказательства дружбы с могущественными людьми и пролетарские дети поняли что я их дурю. Меня начали бить.

Я принялся «косить» и всячески увиливать от школы. Несмотря на мать-врача, время от времени у меня это получалось.
>>>>>>>>>>> )
azidoz: (Default)
Дорогие друзья!

Некоторое время назад, как многим из вас видимо известно, я начал и закончил писать книгу, которая называется "Медсестра". На ее 100 страницах рассказывается о столкновении главного героя с медициной эпохи позднего Советского Союза и чуть позже. Книга в некоторых местах автобиографична, а в некоторых нет. В любом случае, это простой, честный и красивый текст. В том, что текст именно таков, у меня нет совершенно никаких сомнений.

Издать мою книгу в этой и прилегающих к этой стране странах невозможно. Все начинания, по меткому замечанию одного хорошего человека, гасятся, как звуковые волны в пельмене. Все культурное пространство напоминает один огромный, сочный, желтый Пельмень. Его можно пинать, кричать в него и бить острым предметом. Пельмень, чуть шелохнувшись, без следа погасит все вибрации.

Так вот. Занимаясь этой писательской работой, я ни минуты не ожидал никаких материальных компенсаций. Ни разу, даже в самом разнузданном эротическом сне, не мог я представить, что мне как-нибудь компенсируется и воздастся. А потому, книгу можно скачать по ссылке. Раздайте ее как можно большему количеству человек, потому что люди прочитавшие хоть две страницы о волнующих меня вещах и есть мой читатель — именно для них — вас я и писал ее. Если же вам не понравится то, что вы прочтете, смело выбрасывайте книжку в мусорку - вон она, справа внизу - я не обижусь.

"Тысячники", алло! Вас у меня во френд-ленте два десятка, я знаю. Сделайте доброе дело, хватит постить псевдо-умняк и фоточки авиакатастроф - вот вам живая тема. Хотя докричаться до вас это еще тоже..

В книге нету ничего про клевеньких офис-менеджериц и то, как они сосут молодым менеджерам, постигающим азы Бхагават-гиты. Ничего нету про фен-шуй, остров Бали, Гоа, ганджубас, адронный коллайдер и городские сплетни. Отстутствуют расчлененка и пал зилери. Но зато в ней нашлось место жизни, любви, смерти и тому что между ними.

Не начинайте читать ее в начале рабочего дня, дождитесь вечера, иначе горел ваш рабочий день синим пламенем.
azidoz: (Default)
В понедельник вечером отмечали рождение сына у товарища. Как водится выпили водки и съели блинов с семгой.
После, когда людей на улице практически уже не осталось, а нас, смелых и красивых осталось четверо, мы зашли в соседний офис, в котором один из нас, оставшихся, служит каким-то там директором. Ключ у него был, потому двери ломать не пришлось. Пока я ходил по разным хозяйственным нуждам в туалет, эти черти смотались за пивом и зарядили кальян. Кальян пах яблочком, коньяком и каким-то травками. Какими именно травками пах кальян, до меня дошло только тогда, когда картинку вдруг передернуло, а под столом обнаружился тетрадный листок с остатками дури.

кому костыли? )
azidoz: (Default)
Начало здесь: http://goldenkokos.livejournal.com/57645.html#cutid1

Покинул неврологию и я. По пути в родное отделение, я заглянул еще в пару мест. Отделения небольшие или удаленные выпивали уже вовсю.

дальше )
azidoz: (Default)
Любой праздник в больнице выглядит странно и неуместно. Страннее и неуместнее всего, выглядит Новый год – самый большой и светлый праздник, к которому начинают готовиться за месяц до его начала. Начинается все с легкой драчки недели за две до праздника. Все ходят, стараясь не смотреть друг на друга – ожидают, когда Старшая вывесит списки смен до 31 декабря включительно. Вот листок висит и на какое-то время он становится центром жизни отделения. Всегда есть недовольные – те, кого поставили дежурить и довольные – те, кого пронесло в этот раз. Среди недовольных есть недовольные справедливо – они дежурили в прошлый Новый год и есть просто интриганы. Эти сейчас побегут к Старшей вымаливать и упрашивать. Угрожать даже. Довольные же чувствуют зыбкость своего положения – понимают, что окончательно их пронесет только тогда, когда они накануне праздника переступят больничный порог и направят стопы в сторону дома. До тех же пор они будут стараться не смотреть на невезучую смену и даже избегать их. А в невезучей смене может кто-то заболеть или сжалится Старшая, да и сделает рокировку.

дальше )
azidoz: (Default)
Первый день моей работы на Скорой психбригаде ознаменовался рядом происшествий, которые с течением времени превратились из пугающих в забавные. Сутки проведенные вместе с доктором Коноваловым, я не забуду никогда в жизни.

дальше )
azidoz: (Default)
Проработав в реанимации около полутора лет я устал. Усталость была не физическая, конечно. Жизненные горизонты закрывал серый, четырнадцатиэтажный корпус нашей больницы. Запах дезраствора и эфира мешал мне обонять запахи весны. Поломанные, умирающие люди не добавляли веры в человечество и лично в мое будущее. Я собирался поступать в институт. Устроился на престижную работу. Она заключалась в том, что я должен был продавать польский коньяк под видом французского и минские часы марки «Луч» под видом минских часов марки «Луч». Позже я расскажу об этом подробнее, не сейчас.

дальше )

Дрозд

Mar. 1st, 2008 01:42 am
azidoz: (Default)
Родился я в центре, а рос и мужал на тогда еще новеньком Лесном массиве, а точнее в его сердце - Водопарке. Настоящая рабочая окраина, заселенная кем попало, встык с огромным лесом, с локальными лесками между домов и конечно, огромным количеством стратегических водокачек – все это создавало особый микроклимат. Наркотики тогда еще не получили такого широкого распространения, как сейчас, зато было кое-что другое.

дальше )
azidoz: (Default)
После того, как пиковые убили в лесопосадке за больницей доктора Ипатьеву, ситуация с наркотиками в больнице накалилась до невозможности. В принципе все и раньше знали, что торговать веществами, активно изменяющими сознание нехорошо, но насколько именно это нехорошо, до всех дошло полной мерой, кажется только сейчас.

дальше )
azidoz: (Default)
Начало тут: http://goldenkokos.livejournal.com/49965.html#cutid1

Врачи это самая изученная населением группа. Они на виду больше всех. Их десятки видов. В медицинской иерархии они могут занимать все ступени от участкового терапевта до министра здравоохранения. Они очень долго учатся и им присуще трепетное отношение к слову "коллега". Выучиваются, правда, далеко не все. Высок процент халтурщиков, с умным видом поставляющих жмуров для отделений паталогической анатомии. За годы, проведенные в нищете и институтском унижении, с книжкой в зубах, в вечных переездах с кафедры на кафедру они зарабатывают себе пожизненное право заходить без очереди к любому другому врачу и получать более квалифицированную помощь у своих коллег. Не раз я наблюдал, как к человеку объявившему себя врачом, резко меняется отношение других медиков.

Основной разговор пойдет, как вы понимаете, о наиболее многочисленной и разветвленной группе медиков - медсестрах.

дальше )
azidoz: (Default)
Странно, но до меня, кажется, никто, никогда не классифицировал виды больничной жизни - медперсонал. Я кое-что помню и думаю, что там не очень, среди хрома и кафеля что-то изменилось за двенадцать лет. Весь медперсонал можно условно разделить на три большие группы. Младший, средний, и врачей.

дальше )
azidoz: (Default)
Однажды мои родители сказали: хватит! Ты уже взрослый, вот тебе 50 рублей, котлеты в холодильнике, а ключи от квартиры у тебя уже давно есть. Если вдруг что, звони старшей сестре. И уехали на неделю в Сочи. Не ожидавший такого подарка, я немного растерялся и потерял почти половину дня, бродя по пустой квартире. Перебирал варианты, рассматривая полтинник с Лениным. Поел холодных котлет без хлеба, вместо застилания кровати посмотрел передачу "В мире животных" и покурил в гостинной. Исчерпав список запретных удовольствий я заскучал.

дальше )
azidoz: (Default)
начало: http://goldenkokos.livejournal.com/46595.html#cutid1

Предстояла ей тяжелая, многочасовая операция. Перед операцией было необходимо стабилизировать ее состояние. Обычно, такие тяжелые случаи считались безнадежными и человека просто "отпускали". Наркотики позволяли сделать этот уход безболезненным. Здесь-же реанимация в полном составе была поднята в ружье в течении пятнадцати минут. Через пять минут после происшествия у дома нашей заведующей стояла машина, готовая отвезти ее на работу. Скорость, с которой все происходило, просто потрясала. Единственная дочь у родителей - они не собирались ее никуда "отпускать".

дальше )
azidoz: (Default)
Больные бывают тяжелые и легкие. Бывают разные и очень разные. А бывают еще равные и самые равные. Я за полтора года работы в реанимации успел повидать всяких. И богатых, и бедных, и крутых, и бандитов - разных одним словом. Но такого я не видел ни до, ни после и даже не представлял себе, что может быть так.

дальше )
azidoz: (Default)
Будучи 16-летним студентом второго курса Киевского медицинского училища №3, я периодически попадал в разные нелепые, смешные или опасные для себя и окружающих ситуации. Неспособность, по молодости лет, спрогнозировать последствия собственных поступков, являлась для меня средством набора опыта. Как и у всех.

Как правило, преподаватели медицинских дисциплин в медицинских учебных учреждениях, являются еще и практикующими врачами. Так, моя преподавательница хирургии, работала кардиологом в Октябрьской больнице. Работа кардиологом была у нее основной, а работа в нашем медулище, дополнительной. Не сдав ей зачет, мы, с моим одногруппником пришли на пересдачу к ней в отделение.

Был вечер. Больница засыпала. Толстая санитарка с шорохом возила огромной тряпкой по полу. Где-то бубнил телевизор. Сунули нос в одну дверь, во вторую - нету нашей преподши нигде. Здесь, я должен рассказать, что в кардиологиях обычно никто не бегает. Если кто-то, куда-то бежит, значит кому-то плохо. И вот, вооруженные этим нехитрым знанием, мы придумали, как нам найти Ирину Владимировну. Коридор кардиологии в 14 больнице, имеет форму кельтской руны S. Как на германском символе Эсэс. Став в разных концах коридора, а друг друга, мы при этом видеть не могли и производя шум, топот и встревоженное дыхание, мы побежали навстречу друг другу, расчитывая встретиться в короткой перемычке.

Итак, пробежав по коридору, каждый из нас собрал за собой порядочный хвост из дежурных сестер, дежурных врачей, интернов и наиболее любопытных и быстрых больных. Остальные больные, принялись выглядывать из дверей своих палат. Среди прибежавших была и наша преподша. -Что? Кому? Почему вы здесь? А? Что? - озирались друг на друга две прибежавшие лоб в лоб стенки медперсонала. В этот вечер зачет мы не сдали, конечно..
azidoz: (Default)
Начало: http://goldenkokos.livejournal.com/43756.html#cutid1

Ночью в отделении бывало и скучновато. Мы придумывали себе разные развлечения, конечно. Например, наполняли шприц-двадцатку эфиром, одевали иглу и пропускали тонюсенькую струю эфира через зажженную зажигалку. Черное, ревущее пламя было гораздо масштабнее пузырька с прозрачной, остропахнущей жидкостью. Очень нравилось нам поливать из "огнемета" стеклянные поверхности. Эфирное пламя эффектно растекалось по дверям и сгорало не оставляя следов и почти не оставляя запаха. Хорошо, что никто не попал тогда под струю. При попадании горящего эфира на кожу, он ведет себя подобно напалму. Водой ни смыть, ни потушить его нельзя и горит он почти при полном отсутствии кислорода.

дальше )
azidoz: (Default)
Обычно в реанимации, для того, чтобы работать, люди делились на пары. Парами и работали в блоках. Парами ели, парами выпивали, парами по голове от руководства получали. Прикрывали один другого. Расписывая смены на следующий месяц, Старшая сестра старалась не разбивать пары. Если приходилось работать с кем-то другим - беда. Работали люди вместе годами, привыкали друг к другу. Притирались до смешного. Просто парочка семейная. Грызня такая кухонная между ними. Напарники. Тот, кто без пары работал, несчастен был. Бывает такое. С тем не сошелся, с тем вроде и работать начал, а он взял и к другому ушел. Жалко себя.

дальше )
azidoz: (Default)
Кафедры мединститута разбросаны обычно по всему городу. Это сделано, чтобы студенты знания по хирургии получали в хирургическом отделении, а по педиатрии в детской больнице. Киевский мединститут не исключение. Одна из старейших киевских больниц отвела студентам место в своем столетнем подвале. Подвал сводчат, сыр и с потолка капает вода. Подмигивает лампочка. Тишина, буквально, гробовая. Предмет - урология. Профессор - Софья Львовна Штейн, дама 89 лет, старая коммунистка и непримиримый борец за знания. Никаких поблажек, никаких взяток, конфет, никаких блатных студентов. Или знания, или на выход. Ректорат побаивается Софью Львовну, не то, что студенты.

Сидит Софья Львовна в торце подвала, который, будем откровенны, крепко похож на расстрельный. Седая гулька, прямая спина. На столе ничего лишнего. Из уха педагога, тянется проводок к маленькой коробочке, лежащей на столе. Софья Львовна не признает новомодных слуховых аппаратов. К своему за 20 лет она очень привыкла. На коробочке имеется тумблер.

Кафедральный зачет. Студенты входят по одному. До стола Софьи Львовны пятнадцать шагов. Билет. Софья Львовна морщится: - Переходите к следующему вопросу.. Так. Так. Пауза. - Идите и приходите, через неделю. - Да, но, я!.. - Идите!! - Софья Львовна, но у меня же.. - Я ВАС ВЫ-КЛЮ-ЧА-Ю! - Как выстрел в сыром полумраке щелкает тумблер. Капает вода. Входит следующий..
azidoz: (Default)
Сразу скажу, что когда продавщица ошибается со сдачей сильно в мою пользу, я всегда возвращаю ей лишнее. Подберу и отдам деньги выпавшие у человека, даже если прийдется его догонять. В чужом доме лучше положу свое, чем возьму чужое. Когда в меня вьезжают второй раз подряд за две недели, я всегда честно указываю, где моя тачка была поцарапана раньше. Не индульгенцию я покупаю сейчас - обьясню.

дальше )
Page generated Sep. 20th, 2017 03:51 am
Powered by Dreamwidth Studios